Сельмаш 90а фото

Кликните на картинку, чтобы увидеть её в полном размере

Ростов Транспорт Маршруты Ростова Расписания автобусов


фото сельмаш 90а

2017-09-26 09:22 Городские маршруты, пригородные и междугородние расписания транспорта Ростова на Дону В демонстрационной версии эти данные не представлены либо приобрести полную версию




Коммерческая фирма "Папа Карло" на заказ настругает детей из материала заказчика


К себе нельзя относиться слишком строго. Заступиться-то некому.






Котёнок по имени Брысь. Полосато - пятнистый, как рысь, Был котёнок, по имени Брысь. Жил один под мостом, Сам играл он с хвостом И была ему чужда корысть. Был голодный он, как крокодил, И питался тем, что находил. Лез на мусорник он, Съесть мечтая бекон, Тем в себе аппетит лишь будил. Не любил он курящих табак И свирепых бродячих собак. Лишь собак увидав, Он ползком, как удав, Забирался под мусорный бак. И однажды холодной зимой Шла Полина с работы домой. Онемела рука, Ведь четыре кулька Ей нести приходилось самой. Но на радость, иль же на беду, Брысь почуял в пакетах еду. У Полиныных бот Преградил ей проход, Намекая:- "Пустой не уйду!" И Полина, котёнка забрав, Проявила свой ангельский нрав. Принесла его в дом И кормила потом Всем, что не запрещает минздрав. Сей сюжет мне, читатель, прости, Ведь на следующий день по пути - Ох, сама простота, Ведь четыре кота Ей теперь не давали пройти.


В давние времена работал я руководителем вокально-инструментального ансамбля в одном подростковом клубе при некоем (неважно) заводе. Клуб этот располагался в призаводском ПТУ. А название "вокально-инструментальный ансамбль" было колоссальным отмазом, за который я, впрочем, исправно получал зарплату. На самом деле репетировали мы натуральный хэви-метал, очень модный в те времена. Для тех, кто не в курсе: хэви-метал есть суть ОЧЕНЬ громкая, резкая, грубая, и, можно сказать, натурально душераздирающая музыка. Эдакое музыкально воплощение подростковой жестокости. Снова к делу: сторожем в этом ПТУ работал дед Семен – безобидный пенсионер, ветеран войны (об этом свидетельствовал богатый ряд орденских планок, пришитый к старенькому пиджаку), который нам ничего плохого никогда не делал, и в целом относился положительно. Это предыстория. А теперь, собственно, иcтория: как-то раз вечерком, заступив на вахту, дед Семен хлебнул чуток портвешку, и пошел с обходом по зданию. Заслышал из нашей репетиционной комнаты вышеупомянутые душераздирающие звуки, и зашел "на огонек". Приоткрыл дверь, встал на пороге, прислушался, и явственно загрустил. На дружелюбное "Привет, дед Семен! Чего грустный - печальный какой сегодня?" дед выдал сногсшибательный ответ: "Да вот послушал я вас, ребятки...и что-то вспомнилось мне... лежу я в окопе под Курском, а на меня танки немецкие едут..."